управление культуры администрации екатеринбурга
муниципальное бюджетное
учреждение культуры
дополнительного образования
Высшей категории, основана в 1946 году

Дом счастливого детства

Сложилось так, что общеобразовательную школу я не любила.  До сих пор с неприязнью вспоминаю ее, хотя училась хорошо, и у меня было много подруг.  Не любила за не свободу, за подавление личности. Там дети постоянно ощущали на себе давление и принуждение со стороны взрослых, которые, не слишком заботясь о их душах и различиях интересов, могли позволить себе оскорбить ребенка за его незнания, или неумения.

Принципиально по-другому складывались отношения между педагогами и учениками в художественной школе. Не могу вспомнить ни одного учителя, а преподавали у нас одни мужчины - художники, к которому бы я относилась плохо. Сюда, в нашу «художку», я летела на крыльях. Нас объединяли общие интересы! К нам относились как к менее опытным, но единомышленникам, нас признавали будущими художниками. И условия занятий были иными. В классе человек по десять, двенадцать. Педагог знал и интересовался работой каждого ученика. Подойдет с улыбочкой к тебе Василий Петрович Старов, сядет на твое место и покажет на рисунке, как должно быть, иногда и не комментируя, что делает и зачем. А ты стой за ним и соображай, тоже мудрая методика! Личный пример!...

С огромной теплотой вспоминаю Сергея Дмитриевича Бочкарева. Преподавал он в старших классах. Между ним и учеником – дистанция. Никакого панибратства. В то время он нам казался пожилым - за сорок. Немногословен, обстоятелен. Мы, бывало, развеселимся на перемене без меры, смех, гомон... Юный возраст давал о себе знать. Остановиться не можем, но как только заметим Сергея Дмитриевича, – молчок, тишина полная. И начинается творческая работа. За все годы обучения, а их было года три-четыре, помню лишь одно его замечание, сделанное о более серьезном отношении к делу. До сих пор неловко, за то неумение во время перейти от развлечения к делу.

Историю искусств преподавал сам директор, Степан Петрович Ярков, человек, оказавший огромное влияние на всю мою жизнь. Степан Петрович был моим непосредственным учителем в художественной школе, преподавал в училище, и, позже, в Уральском государственном университете, на искусствоведческом отделении. За плечами у него,  как и его друга, Ивана Трофимовича, - годы Великой Отечественной, опыт жизни в труднейшие годы истории нашей страны. Раны, инвалидность, и  огромная человеческая стойкость! А еще - вера в главное дело жизни - в искусство!

А еще запомнилась была замечательная библиотека, руководила которой Алевтина Александровна, жена Павла Петровича Хожателева. И ученики вечерней школы для взрослых, директором которой был Павел Петрович. Занятия ее проходили в тех же аудиториях, что и у нас. Параллельно с нашими. Учились же, как нам тогда казалось, немолодые уже энтузиасты, совмещающие работу на заводах, и производстве с занятиями живописью. Глядя на них, мы чувствовали себя причастным к этому святому сообществу творцов.

По-разному сложились судьбы выпускников школы и училища, моих соучеников, но одно остается неизменным и поныне - друзья детства и юности и теперь самые лучшие мои друзья. Все они стали художниками. И когда сегодня проходишь около школы, воспоминания вновь овладевают тобой и ты видишь как наяву и учителей, и смешливых девчонок-подружек, ставших давно серьезными дамами бальзаковского возраста, всех живых и ушедших, и тетю Паню-вахтера, которая была для нас самым важным человеком в школе, она топила печи, поддерживала дисциплину в ней, только ее мы, пожалуй, по-настоящему побаивались вначале, она усмиряла наши бесшабашные порывы, а позже искренне полюбили ее за человечность и доброту. И лишь со временем стало понятно, что тетя Паня была хозяйкой и душой, а все мы – детьми  чудного дома, под названием «Дом счастливого детства».  

Прошли годы. Много раз судьба еще сводила меня со старым, дорогим по воспоминаниям зданием, когда-то в тихом, казавшемся полудеревенским, плохо освещенным по вечерам, а ныне - очень шумном районе на перекрестке улиц Карла Либкнехта и Малышева. Несколько лет (с 1995 по 2000 гг.) в нем учились и мои дочери Мария и Анастасия - в художественной школе № 1. Теперь уже и они стали профессиональными художниками. Примерно в эти же годы меня пригласили преподавать в моей родной школе. Это были годы интересных поисков. Я вела абсолютно новый предмет «Графический дизайн», который позволил многим учащимся сориентироваться в выборе будущей профессии.

С удовольствием и сегодня захожу в родные стены, где меня встречает прекрасная скульптура - Венера  Милосская. Помню с детства ее, стоявшую в фоей школы. Она создает в ней особую атмосферу вечности и преемственности искусства.

Хотелось бы верить в то, что пройдут еще годы и мои будущие внуки, как и я когда-то, войдут впервые в стены художественной школы, встретятся и с Венерой, и с прекрасной аурой творчества, царящей в доме, и останутся в нем надолго, а добрую память о своих годах учебы сохранят навсегда.

Ольга Аплеснина выпускница 1965 года. Член Союза Художников России.

Дом доктора Сяно. - Екатеринбург: Банк культурной информации /
Ольга Аплеснина // Дом счатливого детства - 2011. С. 132-133

Просмотров: 949